Thursday, 30th Mar

Крымские татары

Номан Ибраим огълу Челебиджихан

Голосовать
(3 голосов)

Номан Ибраим огълу Челебиджихан – организатор и руководитель I Курултая – национального парламента крымских татар, председатель крымскотатарского национального правительства, муфтий, глава мусульман Польши, Белоруссии, Литвы и Крыма, писатель, поэт.

Родился в 1885 г. в селе Сонак (ныне не существует), близ Джанкоя, Перекопский уезд, Таврическая губерния.

Родился в семье Ибраима Челеби, имама мечети села Буюк-Сонак. Начальное образование получил в сельской школе, продолжив обучение в медресе Акчора (Евпаторийский уезд), а затем в Зынджырлы медресе.

Так описывал учебу в сельской школе сам Челебиджихан в своем рассказе «Къарылгъачлар дуасы»:

«Мин кунне муминатин табиатин кайнатин, абидатин, сеймаватин ве эбкара» - так говорят ласточки, это их молитва (Сура 77, аят 50). Когда учили суру «Вельмурселят», учительница нас научила, сказав, что это молитва ласточек. Мы все быстро научились, выучили наизусть.

В то время, когда мы сквозь слезы, из-под палки по слогам заучивали задание, в разбитые окна школы влетали ласточки, сев на выступы балок, глядя на своих детенышей, радостно читали свои молитвы, обучая им маленьких, мягких, в желтом пуху птенцов, учили любя, не из-под палки. И мы учились.

Когда учились эти прекрасные, любимые ласточки, мы прислушивались к ним всей душой, со всем вниманием; после, воодушевленные, продолжали учение.

Школу я посещал долго. Все деревенские дети ходили в эту темную, приникшую к земле детскую тюрьму. Из дома выходили на рассвете, еще до того, как начинали петь птицы, прихватив с собой торбу, в которую наши мамы заботливо клали хлеб с куском свежего, сбитого на пастбище масла или с густой белой сметаной из снятых сливок. Это мы ели, когда нас отпускали на обед. Опустившись на колени и поджав под себя ноги, мы сидели на старой протертой кошме, разостланной на холодном каменном полу, как те же ласточки, что разместились рядами на жердях под потолком, а таких же, как и у них, черных курточках, и маленьких черных круглых шапочках. Только мы внизу, а они – наверху.

Задания перед нами, страницы раскрыты, а глаза неотрывно глядят вверх. Считаем птенцов в прилепившихся к потолку гнездах. Когда они оперятся, когда станут на крыло, будут сами читать свои молитвы. «Как только у них окрепнут крылья, - рассуждали мы, - они вылетят из гнезда и будут летать, радуясь простору, сколько им захочется. Свободно летая, они будут подниматься все выше и выше к облакам, к небу, в самую-самую высь!».

Все мы завидовали им. Мы тоже хотели расти в любви и радости, мечтали подняться, так же, как и они, высоко-высоко, к самим небесам…».

После окончания сельской школы, перед поступлением в Евпаторийское рушдие Номан в последний раз в своей жизни, наслаждался беззаботным временем: «надвинув на самые глаза шапку, укрепившись в седле, я пускал коня…».

«Радость захлестывала меня, перехватывая дыхание, сердце отдавалось в груди, когда в бешеной скачке я несся по бескрайним просторам древнего Дешт-и-Кипчака, пронзая тугой воздух и рассекая его пополам, будто отбрасывая далеко в стороны тысячи окружавших меня врагов. Себя я в эти мгновения представлял ханом или богатырем».

Выросши в степи Номан Челебиджихан, знал, что такое свобода. И он сделал все, чтобы и его народ вновь обрел свободу.

В 1908 г. прибыл в Османскую империю. В Стамбульском университете получил высшее юридическое и богословское образование. Во время учебы в Стамбуле организовал несколько организаций:

«Общество молодых татарских писателей» (Ya? tatar yaz?c?lar c?y?n?) (1910), издавшее такие литературные произведения, как «Молитва ласточек» («Qar?l?a?lar duas?»), «Золотой свет» («Alt?n yar?q»), «Сборник стихотворений» («?iirler c?nk?»).

«Общество крымскотатарской учащейся молодежи» (существовало до 1917 г.), члены которого создавали и публиковали патриотические стихи, рассказы, политические и исторические статьи, распространяли их в Крыму. Вместе с крымскотатарскими студентами Челебиджихан дважды встречался с Исмаилом Гаспринским во время его пребывания в Турции.

«Родина» («Vatan») (1909 г.) — подпольная политическая организация, членами которой являлись крымскотатарские студенты в Турции. Основатели: Номан Челебиджихан, Джафер Сейдамет, Абибулла Одабаш.

В 1912 году, с отличием закончив Стамбульский университет, Номан Челебиджихан возвратился в Крым. В 1913 году поступил на медицинский факультет Санкт-Петербургского института психоневрологии.

«Ему очень нравился Петербург, его научная среда, в особенности профессора и студенты психоневрологического института. Он рассказывал о русских ученых, которые стремятся обойти западных, об их упорном стремлении к «поиску истины», раскрывающем перед ними дальние дали; о студентах, которые наперекор нужде преодолевают тысячи лишений, и несмотря на различные притеснения, охвачены лишь одной целью – овладеть знаниями. Размышляя о прогрессе русских в области науки, прогнозирую их будущее с позиции сегодняшнего дня, он досадуя по этому поводу, пришел к выводу в пользу России. Его тревожило наше отставание.

Мы прекрасно понимали, что наше национальное спасение только в знаниях и науке, что нам необходима национальная интеллигенция, но более того, ученые» - пишет Джафер Сейдамет.

В Петербурге Челеби Джихан столкнулся с материальными проблемами, он не хотел, чтобы его близкие  даже догадывались об этом. В Петербурге он провел самые тяжелые дни своей жизни.

Психоневрологический институт, в котором обучался Челеби Джихан, не был государственным учебным заведением, потому его студентов в офицерский резерв не зачисляли.

Во время начала революции Номан  Челеби Джихан и Джафер Сеидамет находились  в Одессе, будучи мобилизованными в российскую армию.

В Симферополе 25 марта состоялся крымско-татарский курултай, в котором учавствовало свыше 2000 делегатов. Был избран Временный крымско-мусульманский исполнительный комитет (ВКМИК), его главной был избран Н. Челеби Джихан, который впервые в истории российских мусульман был не назначен, а выбран муфтием. Его полномочия признавали не только крымские, но польские и литовские татары.

После полученных известий из Крыма, в мечети состоялось собрание всех находившихся в Одессе солдат-мусульман. На этом собрании объявили о том, что Челеби Джихан избран муфтием Крыма. «Мне до сих пор не забыть изумление старого одесского имама, который, еще не успев побеседовать с Челеби Джиханом на темы богословия, отказывался верить, что стоящий перед ним молодой солдат, вдохновенный оратор с убедительной логикой и есть тот самый единодушно избранный муфтий Крыма. Старик успокоился только, после того, как узнал, где и какое образование получил Челеби Джихан, а также поговорил с ним на теологические темы» - вспоминал Джафер Сейдамет.

Так после 134 лет крушения своей государственной, крымские татары вновь получили правителя, объединившего в своих руках светскую и духовную власть.

Номану Челебиджихану тогда было всего 32 года. Как такой молодой человек снискал любовь своего и не только народа? Номан был известен в Крыму из-за своей активной деятельности среди крымскотатарской молодежи, обучавшейся в Турции,  своими публикациями в «Терджимане», и своей дореволюционной деятельностью в подполье по формированию национально-освободительного движения крымских татар.

Так описывал Джафер Сейдамет впечатления своих односельчан и родных: «Челеби Джихан оказал на всех огромное впечатление. Он покорил всех… Без чалмы и джуббе, с простыми и свободными манерами, емкой и содержательной речью, особенно обширными познаниями религии, Челеби Джихан ошеломил всех. Он очень понравился отцу, в особенности, когда, задавая вопросы о религии, он с восхищением убедился, что никто из перечисленных им знаменитых богословов Крыма, когда ответы одних противоречили ответам других, не ответил на них так определенно, как Челеби Джихан. Знание им аятов, хадисов, убедительная логика их толкования понятным народу языком и четкие выводы заслужили всеобщее одобрение…».

Он обладал необходимыми для занятия важнейших должностей в крымском обществе – знаниями, закончив юридический и богословский факультеты Стамбульского университета и что немаловажно для мусульманского правителя – честностью.

После получения уведомления о неожиданном избрании Челеби Джихан с Джафером Сейдаметом, избранным тоже заочно председателем вакуфной комиссии, прибыл в Симферополь.

Наступил момент, с таким нетерпением ожидаемый крымскими татарами и всеми мусульманами России, для обеспечения их национальных и религиозных прав. Мусульмане сами избрали своего муфтия.

Съезд был мусульманский, поэтому он был полномочен в легитимном порядке   избрать муфтия. Дело было в том, что единственной высокой должностью, на которую в Российской империи крымские татары могли предлагать своих представителей, был пост муфтия. Но народ был отстранен от участия в этом предприятии.  Предварительно кандидатуру на этот пост выдвигали лояльные русскому царю мурзы. После этого муфтий назначался министром внутренних дел и утверждался в должности императорским двором.

Теперь же Всекрымский мусульманский съезд постановил, что  назначать муфтия будут свободно и легитимно избранные народом делегаты!

Съезд образовал Мусульманский Исполнительный комитет Крыма  (Мусисполком)  в  составе  35  членов.  Большую  его  часть составляли представители революционно настроенной молодежи (Номан Челеби Джихан, Джафер Сеидамет,  Сеиджелил Хаттат,  Амет Озенбашлы, Халил Чапчакчи), наряду  с ними вошли также представители умеренных направлений и консервативного духовенства. Мусисполком включал в свою струкруру Президиум и Секретариат,  духовное  управление, отдел  вакуфного имущества, отдел народного образования,  бюджетный отдел и  статистический отдел. С апреля по ноябрь 1917 г. Мусисполком играл роль Временного автономного национального правительства крымских татар.

Основная идея – утверждение национального единства, развитие в деле обретения национальных прав и усилении влияния на политическую судьбу Крыма.

Под контролем Мусисполкома находились политическая деятельность, культура, религиозные дела, экономика. Мусисполком имел во всех уездных городах свои комитеты, а в деревнях также были маленькие комитеты.

Временное правительство Петрограда признало Мусульманский исполнительный Комитет, как единственный полномочный и законный административный орган, представляющий всех крымских татар и обладающего правом решать отныне все проблемы дальнейшего развития народа Крыма.

Почти весь 1917-й год до следующего исторического события – проведения Курултая –Мусисполком оставался главным организующим органом крымскотатарского общества.

В октябре был создан Крымский революционный штаб, руководимый Мусульманским исполкомом во главе с Челебиджиханом. В поддержку штаба было выделено 100 бойцов из 4-го батальона татарского полка.

Для подготовки выборов в Курултай и для проведения его заседаний была создана комиссия из 5 человек. В нее вошли Номан Челебиджихан, Джафер Сейдамет, Али Боданинский, Сеитджелиль Хаттат, Амет Озенбашлы.

Курултай открылся  26-го ноября 1917-го года (по старому стилю) в Бахчисарае в  ханском дворце. Председателем парламента был избран Асан Сабри Айвазов.  В Президиум национального татарского Парламента вошли Абляким Ильми, Джафер Аблаев, Али Боданинский, Сейтумер Таракчи.

Курултай объявил себя национальным парламентом 1-го созыва.

Парламент выбрал из своей среды Крымскую национальную Директорию, председателем которой был избран Номан Челебиджихан. Директором юстиции был сам Номан Челебиджихан. Директором военных и внешних дел стал Джафер Сейдамет. Директором просвещения – Ибраим Озенбашлы. Директором вакуфов и финансов – Сеит-Джелиль Хаттат. Директором религиозных дел – Амет Шукри

Через несколько дней Директория была переименована в Крымское Национальное правительство.

Так вместо Мусульманского Исполкома в Крыму стали функционировать Парламент (Курултай) – законодательный орган, и Национальное правительство (Директория) – исполнительный орган. Авторитет Номана Челебиджихана как главы Национального правительства в народе еще более возрос.

Но события развивались быстро и не в пользу мудрой позиции Челебиджихана и его сторонников, искавших сильных союзников. Увы, бывает в истории и так, что наивные фантазии привлекают больше сторонников, чем мудрое предвидение, базирующееся на трезвой оценке реальности.

Еще 23 ноября как противовес готовящемуся Курултаю был чиновниками бывших губернских структур создан так называемый Совет народных представителей (СНП) в составе 48-ми членов. В СНП вошли три человека от татар – это была рассчитанная на человеческие слабости приманка, сыгравшая роковую роль.

Когда Джафер Сейдамет, вошедший в СНП, получил в Национальном правительстве должность директора военных дел, то и в СНП ему поспешно дали пост «военного министра». Веривший в свое понимание ближайших исторических перспектив, Сейдамет решил, что, объединившись с царскими офицерами, бежавшими в Крым от революции, ему удастся победить набирающих силу большевиков и создать в Крыму (при помощи тех же офицеров, что ли?) национальное государство. СНП был бессильной и нерешительной организацией, пока не были привлечены к нему татарские эскадроны, в которых по воле Сейдамета становилось все больше русских офицеров.

В начале января 1918 года оказалось, что Курултай потерял реальную власть, которая  теперь была в руках офицерских отрядов и штабов, сосредоточившихся под вывеской СНП. И не было уже никакой возможности удалить русских офицеров из татарских эскадронов. Эта новая сила  практически подчинялась черносотенному полковнику Макухину – об этом свидетельствуют такие современники событий, как Исмаил Фердеус и В. Елагин.

Чтобы спасти положение Номан Челебиджихан, вступив в переговоры с крымскими большевиками, предложил вместо СНП, где из 48 членов только трое были татарами, и национальные силы не имели права голоса, создать иной всекрымский  орган власти, включающий по 10 представителей от СНП, от татар и от большевиков. Этот проект был подписан кроме Челебиджихана еще Хаттатом, Чапчакчи, Боданинскими, Идрисовым, Енилеевым. Большевики приняли предложение Челебиджихана, гарантируя неприкосновенность Курултая, сохранение татарских воинских подразделений, национальную автономию в договорных рамках  и пропорциональное представительство на съезде Советов. От курултаевцев большевики хотели нейтралитета в отношении к Советской власти, отказа от сотрудничества с контрреволюцией.

Запугивая большевистской опасностью, Сейдамету удалось склонить на свою сторону большинство Курултая.  Так или иначе, но проект Челебиджихана был поддержан на прошедшем  10-го января заседании Курултая только двенадцатью голосами против сорока трех.

«У нас есть краевая власть – Совет Народных Представителей» - заявил Джафер Сейдамет, и муфтий Крыма Челебиджихан ушел из Курултая и с поста председателя Национального правительства.

14 января Симферополь был занят большевиками. Нарушивший соглашение Челебиджихана с крымским комитетом Курултай был разогнан. Несмотря на противодействие большевистского руководства, началось бесчинство севастопольских матросов, которые в военных действиях выступали на стороне большевиков.

Исследователи тех дней пишут, что матросы-анархисты никому не подчинялись. Но, пожалуй, они все же кое-кому подчинялись. В своих мемуарах генерал Врангель вспоминает, что в том же январе к нему в его крымское поместье пришли севастопольские матросы и заявили: «Мы только с татарами воюем. Матушка Екатерина еще Крым к России присоединила, а они теперь отлагаются».

В этой «войне с татарами» матросам помогли отследить хоть и ушедшего со своих постов, но, несомненно, самого перспективного национального деятеля Челебиджихана. Вскоре стало известно, что он арестован севастопольскими матросами. В севастопольскую тюрьму приехал руководитель крымских большевиков Ю. Гавен, но спасти Челебиджихана ему не удалось. 23-го февраля 1918 года муфтий Номан Челебиджихан был зверски убит.

Список использованной литературы:

1. Челебиджихан Н. Молитва ласточек: [Рассказ] // “Я никогда не забуду!..” - Симферополь, 2001. - С. 63 - 70.

2. Сейдамет Джафер (Къырымэр). Баъзы хатиралар Воспоминания.-Истамбул: Матбуат тесирлери, 1993. - 329 с.

3. Кричинский  А. Очерки русской политики на окраинах Ч.1. К истории религиозных притеснений крымских татар. Приложение: секретные документы. Баку, 1919; - 295 с.

4. Айдын Шемьи-заде Великий сын своего народа Номан Челебиджихан / http://chatyr-dag.livejournal.com/8918.html

5. Зарубин А. А он мятежный…: [Н.Челебиджихан: Политический портрет] // Авдет. - 1998. - 24 февр.

Изменено 27.02.2012 10:39

Реклама

@qirimtatar.org

Логин:
Пароль:

Погода Симферополь

Копирайт

2011 © Информационно-аналитический портал "Qirimtatar.Org".
Перепечатка, копирование или воспроизведение информации - разрешена.
Публикации авторов могут не совпадать с мнением редакции портала.