Friday, 24th Nov

Крымские татары

Хадж крымских татар: история и факты

Голосовать
(0 голосов)

По мнению историков, именно ислам, придя на Крымский полуостров в ХIII веке стал фактором, объединившим крымских татар в единый этнос. Ислам в Крыму распространялся постепенно под влиянием тюркских государств Хорезма и Волжской Булгарии. Можно говорить о том, что с этого же периода началась и история хаджа из Крыма к мусульманским святыням Мекки и Медины.

Во многих исторических источниках сообщается, что некоторые крымские ханы и члены их семей совершали паломничество в Мекку. Среди них – первый крымский хан Хаджи I Герай (1397-1466), который взошел на престол в 1441 году. Хадж он совершил вместе с одним из своих родственников еще до того, как стал правителем государства. В 1524 году исламские святыни посетил внук Хаджи Герая, хан Казани, а затем и Крыма, Сахиб I Герай (1501-1550). В Мекку он отправился через Стамбул, временно поручив управление страной своему преемнику Сафе Гераю. Позже в хадже также побывал Селим I Герай (1631-1704).

После аннексии Крыма Российской империей крымские мусульмане не утратили возможности совершения паломничества в Мекку. Главной причиной этого были условия Кючук-Кайнарджийского договора, подписанного в 1774 году между Османской империей и Россией. Согласно договору мусульмане могли свободно выполнять свои религиозные обязанности, а в Стамбуле даже был назначен шейх-уль-ислам по религиозным делам Крыма. В 1855 году в Российской империи были введены паспорта, и мусульманские паломники, отправляясь в Мекку, имели на руках документы, которые разъясняли причину поездки за границу.

В 14 томе «Свода Законов Российской Империи», изданном в 1890 году, в разделе «О паспортах заграничных, пропуск через границу и пограничных сообщениях», говорится следующее: «Отправляющиеся на богомолье крымские татары должны представить местному начальству ручательства обществ, к которым они принадлежат, что к выезду их препятствия нет, что хозяйственные их дела от сего не расстроятся и что взнос податей, а также исполнение других повинностей обеспечены. Местное начальство, удостоверяясь в благонадежности отправляющихся лиц и в действительности означенного ручательства, представляет о том губернскому начальству, которое и выдает им заграничные паспорта на основании статьи 214».

Во второй половине XIX и начале XX века российские власти уже были крайне озабоченны вопросом хаджа. Поэтому Россией был предпринят ряд мер по контролю и регулированию вопросов, связанных с паломничеством. Основных причин, способствовавших введению такого контроля, было несколько. Во-первых, усиление роли исламского фактора во внутренней и внешней политике империи. Количество имперских подданных-мусульман в конце XIX столетия составило 16 млн. человек. Во-вторых, число желающих совершить хадж ежегодно увеличивалось и составляло в среднем от 8 до 10 тысяч человек. В-третьих, хадж превратился в своего рода канал, через который в Россию проникали панисламистские взгляды (тогдашний султан Османской империи Абдульхамид II призывал к объединению мусульман всего мира). Кроме того, хадж стал причиной проникновения в Россию рукописей и книг великих исламских ученых, что не могло не беспокоить власти империи. Еще одной причиной, по которой паломничество в Мекку привлекало повышенное внимание со стороны российских властей, был вопрос здравоохранения. Эта поездка была чревата различными опасностями, включая и риск подхватить острые инфекционные заболевания (чума, брюшной тиф, холера и др.).

Все эти причины вынудили царское правительство открыть в 1890 году в Джидде российское консульство. Консулом был назначен шейх Мурад Мерзаевич – татарин по национальности. В согласии с историческими документами, одной из функций консула было назначение специальных руководителей групп паломников, поскольку каждая группа состояла из представителей одной народности. Руководителей паломнических групп по окончании хаджа могли отправлять в командировки в места проживания народностей, к которым они были приставлены, для проведения агитации и предложения своих услуг желающим совершить паломничество. К примеру, в 1893 году провожатыми паломников-крымских татар были: в Джидде – Хамид Бахри аль-Джидди, Мухаммад Салих Бенгаш, а также некий шейх Хусейн из Триполи; а в Мекке – Аббас абд ар-Рафашин и мужчина из мекканской семьи Санани.

Интересен исторический документ, также относящийся к 1893 году. Это дневник некоего Салима Султанова из Уфы (Башкирия), который сегодня хранится в библиотеке Института востоковедения в Санкт-Петербурге. Вот, что написал автор по пути в Мекку: «С нами было двое крымских татар. Один из них заболел, и его положили в больницу. Тем временем второй, посчитав, что у его товарища есть только один выход из больницы – прямиком в могилу, а потому он более не нуждается в личных вещах, организовал своего рода аукцион, на котором и распродал все его пожитки. Однако больной через 13 дней выздоровел, а когда вышел из больницы, увидел, что все его вещи стали собственностью других людей. Он остался почти голым».

Одной из особенностей хаджа крымских мусульман было то, что нередко после совершения паломничества они на несколько лет обосновывались близ исламских святынь в Иерусалиме, Мекке и Медине. В этих городах по сей день можно встретить семьи с фамилией «Кырмий» (с арабского «крымский»), а в Иерусалиме существует целый район, который называется Басим Крымский.

В 1898 году в хадж был отправлен военный офицер, мусульманин Абдулазиз Дульчин. Он должен был подготовить для правительства подробный отчет о состоянии паломников из России и других стран, а также предоставить информацию об экономических и военных возможностях этих государств, изучить их географическое и политическое положение и даже ситуацию в области здравоохранения. Абдулазиз Дульчин был избран не случайно. Он был военным человеком, знал несколько языков (турецкий, фарси, английский и другие) и служил в мусульманских регионах России. Поэтому он был хорошо осведомлен о традициях и обычаях проживавших в этих регионах народов и обладал связями с видными российскими и исламскими личностями местного уровня. Все, что он написал, впоследствии было собрано в книгу «Секретное путешествие российского офицера Абдулазиза Дульчина в Священную Мекку 1898-1899 г.г.»

К концу XIX столетия имелось три маршрута, по которым российские мусульмане могли попасть в Мекку. Первый пролегал через Кавказ, Иран и Ирак, и пользовались им дагестанцы, чеченцы, черкесы. Второй маршрут был удобен в основном для жителей Бухары, Туркестана и Киргизии. Из Самарканда и Бухары они отправлялись в Афганистан, чтобы попасть в порт Мумбай в Индии, откуда по морю добирались до Джидды или Янбу. Третий маршрут брал начало в Одессе и Симферополе, иногда в Феодосии, откуда мусульмане по Черному мору переправлялись в Стамбул, а затем через Суэцкий канал в Джидду или Янбу. Последний путь считался самым легким и коротким. Им пользовались татары Казани и Крыма, проживающие на территории Украины мусульмане, а также паломники из России, Литвы, Польши и некоторых стран Средней Азии. На этом маршруте проводился жесткий паспортный контроль, а путешественников проверяли на наличие инфекционных заболеваний.

Историки отмечают, что многие паломники из России предпочитали пользоваться старыми турецкими, иранскими, бухарскими и даже китайскими паспортами. Причины для этого было две. Во-первых, в то время в Российской империи процедура получения паспорта сопровождалась долгой бюрократической волокитой. А во-вторых, власти периодически запрещали совершение хаджа в связи с опасностью заражения инфекционными заболеваниями. Российским мусульманам было запрещено выезжать в Мекку в период с 1892 по 1895 год, а также со второй половины 1896 по 1900 год.

С приходом советской власти для большинства мусульман, включая и крымских татар, не только стало нереальным совершить хадж – из-за жесткой государственной антирелигиозной кампании стало невозможным осуществлять обязательную ежедневную и еженедельную религиозную практику.

В 1932 году Советский Союз посетил король Фейсал ибн Абдулазиз, на то время занимавший пост министра иностранных дел Саудовской Аравии. В ходе визита он поднял вопрос о хадже и заявил о готовности королевства ежегодно принимать от 10 до 15 тысяч российских мусульман с полным обеспечением их нужд. Однако данное предложение не нашло никакой поддержки у советских властей.

В 1945 году в Советском Союзе практика паломничества мусульман была возобновлена, но в хадж ежегодно отправлялось всего лишь 20-25 человек. Такое положение сохранялось до 1989 года.

За почти полвека паломничество совершило 850-900 мусульман – ничтожные цифры по сравнению с общим количеством мусульман во всем СССР. В 1990 году в аэропорт Джидды на советских самолетах «Аэрофлот» прибыло сразу 1525 паломников.

Сегодня, после обретения Украиной независимости и возвращения крымских татар на родные земли, ежегодно десятки из них отправляются в хадж и сотни в умру. А такие крымскотатарские фамилии, как Аджи-Османов, Аджи-Асанов, Аджи-Амитов и другие, напоминают их носителям о дедах и прадедах, которым однажды выпала возможность отправиться в Мекку к наибольшим святыням ислама.

 

Амин аль-Касим
Дилявер Сейдахметов

Administrator

Administrator

E-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Реклама

@qirimtatar.org

Логин:
Пароль:

Погода Симферополь

Копирайт

2011 © Информационно-аналитический портал "Qirimtatar.Org".
Перепечатка, копирование или воспроизведение информации - разрешена.
Публикации авторов могут не совпадать с мнением редакции портала.