Tuesday, 19th Mar

Крымские татары

Последнее за сегодня
  • Когда нет искренности, нужно проявлять артистизм

    Когда нет искренности, нужно проявлять артистизм

    - 12 Марта 2014
    Вчера, вслед за парламентской делегацией Татарстана Крым посетил президент республики Рустам Минниханов. Он пообещал помощь «братьям» - крымским татарам. Правительства двух республик подписали соглашение об экономическом и гуманитарном сотрудничестве между Татарстаном и Крымом. В этот же день в Казани состоялся пышный и даже многотысячный митинг в поддержку Крыма.  Поскольку  мероприятие проводила власть, то обошлось без задержаний. То есть поддерживали то, что надо. Митинг  по задумке должен ...
    Подробнее

Татарская правда

Голосовать
(0 голосов)

Крымским татарам незачем становиться частью крымского общества. Русский Крым не смог предложить им ничего, ради чего стоило бы отказаться от национального эгоизма. Это свидетельство не столько силы татар, сколько слабости русских.


В Крыму судачат о том, как будут складываться отношения неофициального крымскотатарского правительства (меджлиса) с официальным правительством автономии после того, как последнее возглавил экс-глава МВД Украины Анатолий Могилев. Это главный дискурс всех последних экспертных рассуждений, которые касаются Крыма. При этом никто не задал себе главный вопрос – почему тема крымских татар остается главным джокером в украинском межнациональном вопросе на юге страны.

 

Анатолий Могилев имеет на юго-востоке страны имидж своеборазного "татаробойца". Он заслужил его после событий 2007-го года, когда в бытность свою главой крымской милиции снес ряд незаконных крымскотатарских построек на горном плато Ай-Петри. Позже Могилев усилил свое реноме заявлениями об оправданности депортации крымских татар в 1944 году. Именно поэтому все разговоры о том, что он может сменить ушедшего из жизни экс-премьера Крыма Василий Джарты, сопровождались неверием в готовность Киева портить отношения с крымскими татарами. И никто не задумался: а почему, собственно, мусульманское меньшинство юга Украины остается столь инаковым в общеукраинском национально-политическом контексте?

 

Ведь предпосылок для интеграции, на первый взгляд, было предостаточно. Ни один из правящих украинских режимов не был замечен в ущемлении прав крымских татар. Никто не поднимал скользкую тему коллаборационизма в годы войны. Все избегали говорить о конфликтогенности полуострова с точки зрения наличия здесь мусульманской общины. Никаких ограничений для получения татарами высшего образования или при создании национальных СМИ не было. Тем не менее, крымские татары продолжают оставаться "вещью в себе", сохраняя хоть и снижающуюся – но явную лояльность по отношению к курултаю (неофициальному парламенту) и меджлису (неофициальному правительству) своей национальной общины.

 

Конечно, с одной стороны, пройден большой путь. Все истеричные разговоры о том, что Крым повторит путь Косово – не оправдались. Татары не заводят многодетных семей и смешанные браки на полуострове – отнюдь не редкость. И даже меджлис с каждым годом пользуется все меньшей популярностью и влиятельностью, чем в начале 90-х годов. Но полного благорастворения татар в пестрой крымской общине (как на политическом уровне, так и на рядовом) все же не произошло.

 

Религиозный фактор важен, но не он является ключевым. Крымские татары в массе своей мусульмане ровно настолько, насколько русские – православные: и те и другие одинаково не религиозны. Для большинства татар ислам – это скорее символ культурного обособления, но ни от платков, ни от хиджабов на улицах крымских городов в глазах не рябит.

 

Понятно, почему мусульманское меньшинство юга Украины не интегрировалось в общественно-политический контекст всей страны. Причина в том, что интегрироваться, собственно некуда. Олигархический дарвинизм не более снисходителен к татарам, чем к русским: выжимание соков из малого и среднего бизнеса, равно как и пренебрежение бюджетниками, одинаково касается всех. Отсутствие социальных лифтов, мародерская политика чиновников всех мастей и стремительно крепнущее ощущение бесперспективности – тоже никому не нравится. И крымские татары здесь вовсе не исключение.

 

Но все это – лишь часть правды, которую принято озвучивать. Другая часть заключается в том, что русский и русскокультурный юго-восток Украины также не может предложить татарам ничего взамен их национальной обособленности.

 

Русские, как наследники 300-летней традиции, всегда относились к представителям других национальностей с куда большей терпимостью, чем титульные народы большинства нынешних государственных новообразований. И тот факт, что разделение по линии "мы-вы" сохраняется, говорит лишь об одном – татарам нет резона смешиваться с крымским национальным большинством. Нет никакого "регионального контекста", куда можно было бы включить крымских татар. Именно поэтому крымскотатарские политики остаются главными выгодоприобретателями ситуации.

 

Русские продолжают оставаться главными потерпевшими по итогам распада Союза. И дело даже не только в продажности Москвы или в импотенции вороватых государственных деятелей. Русские сами никак не могут осознать свое место в новом геополитическом пасьянсе. У них отняли привычный патернализм и роль безмолвных винтиков в механизме привычной госмашины – а новая парадигма существования так и не пришла.

 

Русский Крым не стал исключением – он точно так же оказался в тупике собственного мироощущения. Ему не предложили ни одной взаимовыгодной формы участия в новом государственном проекте "Украина" киевские верхи. Он не смог встроиться в нее экономически, оставшись беспомощной дотируемой областью в составе Украины. В конце концов, он не смог предложить ни всему юго-востоку страны, ни самому себе никакой сверхидеи и сверхсмысла, превратившись в регион отельной обслуги вперемешку с беззубыми клоунами, время от времени собирающимися на митинги с имперскими и российскими триколорами.

 

В этот заповедник второстепенной ностальгии не хочется интегрироваться. Ни на личном – ни на коллективном уровнях. Крымские татары это чувствуют и понимают, что их восточно-мусульманская традиция взаимопомощи – это хоть какая-то гарантия выживания. Интегрироваться имеет смысл лишь тогда, когда новое качество будет привлекательнее старого. Экономико-идеологический тупик Крыма – вовсе не та сфера, ради которой стоит жертвовать национальным эгоизмом. И именно в этом заключается причина того, что крымские татары остаются чуть ли не последним раздражителем для Киева на пути тотального вовлечения полуострова в собственную политическую орбиту.

 

Можно сколько угодно называть Крым русским краем. Но в контексте повсеместной неспособности русского мира быть адекватным новой реальности, это все чаще звучит не как горделивая констатация, а как стыдливое объяснение отсталости полуострова. Неспособного предложить ничего нового ни себе, ни Украине, ни даже крымским татарам.

Глеб Плотников

Реклама

@qirimtatar.org

Логин:
Пароль:

Погода Симферополь

Копирайт

2011 © Информационно-аналитический портал "Qirimtatar.Org".
Перепечатка, копирование или воспроизведение информации - разрешена.
Публикации авторов могут не совпадать с мнением редакции портала.